КолонкШ

Насколько опасно открытое сердце, или как договориться с марсианами?


Вчера я задумалась о проблеме взаимоотношений полов.

Правда ли то, что много миллионов лет назад мужчины прилетели с планеты Марс, а женщины – с Венеры? Зачем всем им вообще понадобилось  лететь на планету Земля? Почему мы настолько разные? Почему нам всегда так сложно найти общий язык и взаимопонимание друг с другом? И почему всегда все не вовремя?

Столько вопросов, на которые у меня совершенно не было ответа.  Особенно это касается последнего, мысли над которым не дают мне покоя в последнее время особенно часто.

Все это началось в пятнадцать лет. Я имею в виду своё знакомство с мальчиками. Под словом «знакомство» я, конечно же, подразумеваю абсолютно приличные действия дружеского характера, когда максимум, что я могла позволить, это подержать меня за руку и купить мне пять шариков мороженого с черничным соусом  в кафе.  В то время я была ужасно доверчивой и наивной (как, я полагаю, многие девочки этого возраста).

Общение с моим первым мальчиком длилось недолго, всего три месяца, но тогда они мне казались вечностью. Это были три месяца лета. Я только что окончила среднюю школу, поступила в престижный колледж, чем, собственно говоря, несказанно обрадовала маму, и получила разрешение гулять и отдыхать дни напролет. Сергей, так его звали, ухаживал очень красиво. Дарил мне цветы, сорванные на даче соседа, катал на раме своего старенького велосипеда и провожал до дома под дождем.

Но, видимо, несмотря на его заверения, одних моих улыбок и разрешений подержать ручку ему все же оказалось мало. Одним теплым августовским вечером я возвращалась домой от подруги. Навстречу мне попалась знакомая девушка из соседнего дома. В ответ на мою улыбку и фразу «привет» она вскользь бросила мне, что теперь она «девушка Сергея», у них «уже все было (хотя, что именно было, я так и не поняла), и вообще мне лучше «самоликвидироваться» из новообразованной пары. Не успев ничего сообразить, я увидела, что она уже далеко позади меня, и отвечать что-то уже поздно.

Слез не было, как не было ни истерик и обид. Просто было как-то пусто. Я ничего не ощущала внутри. Я не могла понять, где сердце. Я его не чувствовала. С тех пор так происходит всегда.

Моя первая настоящая любовь длилась 4 года. Мы были безумно счастливы вместе. Вместе взрослели и строили совместные планы на будущее.  Даже успели поругаться на тему, как назовем хорька, которого обязательно заведем, как только начнем жить вместе.

Но потом все кончилось. В один момент. Так почему-то всегда происходит в моей жизни. Все кончается, кажется, в одну минуту. Я просто поняла, что переросла его. Я стремилась получить хорошее образование: училась в Академии, ходила на курсы английского и французского языка.  Занималась спортом, посещала выставки, концерты и обожала театр. К своим двадцати трем годам он остался на уровне девятнадцати. Кое-как закончил колледж, работал на стартовой должности на заводе, ни к чему не стремился и довольствовался тем малым, что имел (хотя тут надо уточнить, что он почти ничего не имел, кроме начинающихся проблем с алкоголем). Я предложила расстаться и в ответ получила приглашение выйти за него замуж. Как я потом уже поняла с возрастом, все больше узнавая мужчин, это было очень даже логично. Я, естественно, отказалась от этого заманчивого предложения и ушла от него.

Второй мой возлюбленный также упустил свой шанс прожить счастливую жизнь со мной. Мы были вместе около трех лет. Спустя два года он предложил мне стать его женой, и я, к всеобщему удивлению, и в первую очередь для самой себя, согласилась. Я выбирала платье, почему-то испытывая при этом чувство небольшой тошноты. Он с выпученными глазами и пеной у рта писал списки гостей. Его мама занималась всем. Не всем остальным, а просто всем. Она планировала, когда именно и где мы должны пожениться, как должна проходить сама церемония бракосочетания, куда нам лучше потом полететь отдыхать. И настоятельно рекомендовала пригласить двух троюродных бабушек-сестер, которые в детстве водили его в цирк.

Он во всем потакал матери. На мои просьбы и мольбы, что это касается только нас, и только мы сами должны решать, что и как сделать он не реагировал, и продолжал во всем ее слушать. Я сбежала из-под венца почти, как Джулия Робертс в одноименно фильме, только вместо коня я использовала общественный транспорт.

Дальше была третья попытка организовать свое женское счастье. Я влюбилась сразу. И несмотря на предыдущий тоскливый опыт, опять открыла свое сердце. Наивно полагая, что в этот раз уж точно все сложится, я открыто говорила ему о своих чувствах. А через пару лет его бездействия я, видимо начиная сходить с ума, сама предложила ему жениться на мне. В ответ получила удивленный взгляд и откровенное признание на тему, что он не до конца уверен, любит ли меня (и это спустя два года!!!) и что вообще когда-либо захочет жениться. Сказать, что я была в шоке – значит верно сказать! Я ждала еще полгода. Я давала ему миллион намеков, а потом и говорила напрямую, что не смогу так долго жить, и что он должен хоть на что-то решиться. Он не отпускал, но и не давал надежд и обещаний. Я совершенно не понимала его марсианских объяснений о том, почему нам надо еще подождать. Диалога не складывалось. Требовался переводчик, но его также не нашлось.

Я опять ушла. Больно не было вообще. Я опять потеряла свое сердце. Стала курить еще больше, и спустя пару месяцев определенно точно могла показать, где находятся мои легкие. Иногда в гости ко мне заходила мигрень. И я точно могла показать, где находится та область, которая болит. Но я не знала, где сердце. Абсолютно ничего не чувствовала.

Лишь потом, спустя некоторое время, я пыталась проанализировать реакцию своего организма на процесс расставания с мужчинами. Ведь каждого из них я по-своему действительно любила. На каждого, в свое время, пусть даже и короткое, но возлагала определенные надежды.

Уходила от каждого сама. Каждый раз, когда я уходила, это было для них шоком. Они искренне удивлялись, почему это происходит. Но ведь я пыталась говорить об этом. Каждый раз пыталась. 

Почему замолкает сердце? Почему совсем не больно?

Видимо потому, что все всегда в моей жизни происходило не вовремя. Понимание того, что я нужна ему, приходило к мужчине слишком поздно. Я открывала сердце и ждала ответных признаний. Молчание в ответ все убивало.

Так на каком же языке надо разговаривать с марсианами, чтобы они нас поняли? Или на Венере такому не учат, и у нас просто нет шансов услышать друг друга? Тогда вероятность создания счастливых пар сводится к нулю?

Жить с открытым сердцем – определенно опасно. И если вы не умеете вовремя закрывать его, то будьте осторожны. 

    
Виктория 8, 2012 19:57:49

Михаил, не все так просто!

Михаил 8, 2012 02:53:20
Очень хорошо подчеркнуто отсутствие ощущения сердца. В принципе это все и объясняет. Автор данной статьи судит с позиции себя и ДЛЯ себя (мне так показалось). Если бы была настоящая любовь, не было бы никакой привередливости (переросла, не нравится мама и т.п.). Эгоцентризм - вот истинный барьер в общении и любви.

:

.
|
, :