СШнема

"Грозовой перевал" Андреа Арнольд

Драма на вересковых полях

8 марта в российский прокат вышла очередная экранизация романа Эмили Бронте «Грозовой перевал». В последнее время режиссеры полюбили творчество сестер Бронте: в прошлом году вышел фильм «Джейн Эйр» под руководством Кэри Фукунага, а в этом году английский режиссер Андреа Арнольд перевернула привычное содержимое романа своей необычной интерпретацией.

Для тех, кто запамятовал сюжет, напомню: в глухом местечке в графстве Йоркшир добрый христианин и владелец поместья «Грозовой перевал» мистер Эрншо подбирает сироту, которого нарекает именем Хитклиф и приводит в свой дом. Там Хитклиф знакомится с родными детьми мистера Эрншо: сыном Хиндли и дочерью Кэти. Так начинается история жестокой, всепоглощающей любви между ним и Кэти, идущей наперекор судьбе, сословному неравенству, противостоянию с ее родным братом Хиндли.
Классический английский роман Эмили Бронте, самый читаемый в Англии, у нас менее популярен, нежели «Джейн Эйр» ее сестры, но история в нем, на мой взгляд, более завораживающая.
«Грозовой перевал» экранизировали неоднократно. Первая версия, снятая в 1920 году Альбертом Виктором Брамблом, не сохранилась. Самая известная экранизация – голливудская картина Уильяма Уайлера с Лоуренсом Оливье и Мерл Оберон, снятая в 1939 году. Последний раз на основе романа в 2009 году сняли телефильм с участием Тома Харди. Были также сделаны многочисленные киноверсии по мотивам романа. В фильме Луиса Бунюэля «Бездны страсти» (1954) действие происходит в Мексике, а в «Грозовом перевале» (1985) Жака Риветта персонажи Эмили Бронте были перенесены во французскую провинцию 30-х годов XIX столетия. Действие картины «Онимару» режиссера Ёсиды Ёсисигэ и вовсе происходит в феодальной Японии.
Андреа Арнольд, британский режиссер, получившая приз Британской киноакадемии за фильм «Аквариум», сняла совершенно другой фильм, не похожий на предыдущие мелодраматические версии. Ее мир «Грозового перевала» - угрюмый, с вечно хмурым небом и тяжелым дождем, постоянно проливающимся над вересковыми полями Йоркшира. С одной стороны, он следует каждой букве романа – действие перенесено в XVIII век и снималось в Йоркшире, но с другой некоторые детали актуализированы для нашего сегодняшнего мировосприятия.


Идея сделать из Хитклифа темнокожего пришла к Андрее Арнольд давно, но хотя в романе Хитклиф – «смуглолицый цыган» с примесью индийской крови, непрофессиональный актер Джеймс Хоусон, исполнивший роль взрослого Хитклифа, смотрится настолько гармонично в своей роли, что Арнольд не прогадала. Сместив ориентир с социального неравенства (Хитклиф беден, без рода и племени) на расовую нетерпимость (Хиндли, сын мистера Эрншо, в фильме называет Хитклифа «ниггером», не ревнует его, а ненавидит за цвет кожи), Арнольд придала фильму той самой актуальности и злободневности. Ведь сегодня классовое неравенство нами не ощущается так остро, как в те времена. Зато проблема ксенофобии обостряется с каждым днем.
Новая версия «Грозового перевала» совсем не романтична. Природа бушует так, что зрителю непроизвольно хочется вжаться в кресло, а накал страстей между Хитклифом и Кэти сравним с силой ветра, носящегося по полям и болотам Йоркшира. За природу стоит сказать спасибо оператору Робби Райану, снимавшему фильм на ручную камеру. Он получил несколько наград на МКФ в Венеции, в Вальядолиде, а также «Бронзовую лягушку» на фестивале операторского искусства Plus Camerimage и приз за лучшее техническое достижение года Британских кинонаград Evening Standard. Также атмосферу создает и звуковое оформление. Звукорежиссер Николя Беккер отказался от музыки в фильме для того, чтобы «слышать все: животных, ветер, удары хлыстом, пинки, пощечины, крики, плач, боль».
В фильме широко раскрывается тема насилия – не морального, так гложущего и Хитклифа, и Кэти, а физического, варварского, присущего суровой сельской жизни, частью которой являются они оба. И все же эта любовь, нездоровая и жестокая, привлекает зрителей, потому что с ее накалом, с болью, сопровождающей любовь, с ненавистью и страданием, которыми поглощены влюбленные, не сравнится ни один другой английский роман. Андреа Арнольд идеально схватила суть книги, раскрыла ее в более жестокой, но натуралистической и правдоподобной манере.

        

:

.
|
, :